Актуальные проблемы православной миссии среди глухих


Притом я старался благовествовать не там,
где уже было известно имя Христово,
дабы не созидать на чужом основании,
но как написано: "не имевшие о Нём известия увидят,
и не слышавшие узнают".
(Рим., XV: 20—21)

Мы живём в такой исторический период, когда миссионерская деятельность Церкви не может ограничиваться совершением регулярных богослужений, книгоиздательством и восстановлением храмов. В свою очередь, работа воскресных школ, организация праздничных выставок, деятельность паломнических служб не способны до конца решить проблемы православной миссии. "Как веровать в Того, о Ком не слыхали? Как слышать без проповедующего? И как проповедовать, если не будут посланы?",— говорит Апостол Павел (Рим., X:14—15). Является ли храм, как культовое здание, наглядным призывом человека ко Христу? Конечно. Проповедь священника на богослужении, колокольные звоны и крестные ходы служат ли обращению заблудшей души к Богу? Конечно! Обилие православной литературы помогает ли благовествованию о Христе? Несомненно. Но достаточно ли этого? В этом ли заключается подлинная сущность миссии? По–видимому, нет. Проблема в том, что огромное количество отдельных приходов благовествуют сами себе и внутри себя. Епархиальные миссионерские отделы занимаются в основном подготовкой катихизаторов, озабоченных в первую очередь "борьбой с сектантами", а не проповедью Благой Вести собственно. Не стремясь в полной мере к соответствию подлинному апостольскому духу, мы ограничиваем свои возможности и умаляем заповедь Христову "Идите и научите...".
В отношении православной миссии среди глухих ситуация ещё больше усугубляется наличием языкового барьера между проповедником и неслышащим. В каждом городе сейчас есть православные храмы с иконами, крестными ходами и богослужением. В любой деревне есть православный священник. Но как много священников в России и СНГ владеют жестовой речью? По нашим данным — не более семи человек. А сколько на территории бывшего Союза православных сурдопереводчиков? Приблизительно 25—30 человек. Сколько из них способны не просто переводить богослужения и проповеди (причём, делать это качественно), но и благовествовать о Христе на естественном для глухих жестовом языке? Наверное, не многие... Итак, первая насущная проблема православной миссии среди глухих — это отсутствие достаточного количества проповедующих на жестовом языке 1. Это основная, центральная проблема, порождающая последующий ряд проблем.
Второй проблемой, тесно связанной с первой, является проблема доступности восприятия глухими православного богослужения, в частности, понимания ими богослужебных текстов. Храм, как место собрания верующих, является в настоящее время основным средством воцерковления неслышащих. Если до революции глухие дети, попадая в училище глухонемых (и постоянно проживая там), практически ежедневно изучали Закон Божий, и всё окружение их (как во время обучения, так и при выпуске из училища) исповедовало Православие, то сейчас никогда существенным образом не сталкивавшиеся в прошлом с религией глухие могут узнать о Христе и его Учении только при посещении храма, причём происходит это в основном раз в неделю по воскресеньям. Логично будет задуматься: как за такое ограниченное время приобщить глухого к Церкви? Что делать, если у нас отсутствует институт оглашения? Как быть, если на богослужении присутствуют глухие разного уровня духовной грамотности? Наверное, в первую очередь, нужно постараться извлечь максимальную пользу из присутствия глухих на богослужении. Конечно же, богослужение нельзя рассматривать лишь как некую форму миссионерства или катихизации. Православное богослужение, суть которого есть всё нарастающая эпиклеза, молитвенное призывание верными Святого Духа, где кульминацией является Евхаристия, вовсе не предназначено для миссионерства, так как является его прямым следствием. Но именно в данном случае мы рассматриваем богослужение как один из центральных способов благовестия глухим Слова Божия, поскольку других способов нам, во–первых, не хватает, а во–вторых, по причине отсутствия института оглашения, мы просто вынуждены смотреть на богослужение именно с этой точки зрения. Таким образом, понимание сурдоперевода текстов богослужения, и вообще правильное восприятие глухими богослужения в целом, приобретает в свете изложенного наиважнейшее значение. Проблема сурдоперевода богослужений является в настоящее время очень актуальной, так как уже сейчас среди тех, кто занимается духовно–просветительской работой с глухими, существуют заметные разногласия по способам её решения. Хочется отметить, что мы приветствуем самые разные подходы к организации сурдоперевода богослужения, если они в том или ином случае максимально способствуют решению главной задачи — достижению осознанного участия глухого в литургической жизни общины.
Третьей важной проблемой православной миссии глухим является организация катихизических занятий или, если угодно, занятий воскресной школы для неслышащих. Здесь налицо связь с предыдущим принципом — чем больше глухой усвоит знаний, тем понятнее будет для него богослужение. Бесспорно, что обучение глухих должно строиться совершенно по другим принципам, с учётом их психологии и своеобразия мыслительной деятельности. Принципиально здесь, в частности, понимание роли наглядных средств в обучении глухих. При этом опять же возникает ряд проблем: нехватка православных сурдопедагогов, отсутствие незанятых в воскресный день помещений, не одинаковая степень готовности обучаемых к предполагаемой программе воскресной школы, нехватка технических средств обучения... С одной стороны, процесс катихизации глухих не может строиться по принципам коррекционных школ–интернатов, так как обучаемые, во–первых, не являются детьми и им не могут предъявляться соответствующие требования, а, во–вторых, педагогические задачи школы и Церкви отличны друг от друга. С другой стороны, катихизация только лишь в форме сурдоперевода рассказа священника (что очень распространено) является крайне ущербной. Таким образом, поиск неких промежуточных форм, гармоничное сосуществование принципов сурдопедагогики с духом евангельского благовестия и будут являться оптимальным путём решения указанной проблемы. Здесь нам снова необходимо остановиться на проблеме языковых средств обучения. Учить на основе одной только словесной речи мы не можем (мы не дети, мы не в школе, и у нас очень мало времени). Использовать при катихизации разговорный жестовый язык и ничего более — значит тормозить процесс обучения, препятствовать духовному развитию глухого... А вот использование всех имеющихся форм вербальной и невербальной коммуникации для максимально успешного достижения поставленной цели — это и есть, на наш взгляд, тот разумный путь, к которому следует стремиться.
Катихизация глухих, конечно же, может происходить в различной форме: урок, беседа, лекция, демонстрация видеофильма, паломничество и так далее. Однако, останавливаясь всё–таки на занятиях воскресной школы при храме, хочется отметить, что здесь важно присутствие (или помощь) опытного сурдопедагога, имеющего соответствующее образование. Также нельзя не учитывать важность привлечения самих глухих к проповеднической и катихизаторской деятельности. В совершенстве владеющие разговорным жестовым языком и обладающие необходимыми богословскими знаниями глухие являются наилучшими благовестниками Царства Божия.
Четвёртая проблема (хотя она с успехом может рассматриваться наравне с первой) — это отсутствие институтов оглашения (как в Церкви вообще, так и, соответственно, в отношении глухих). Так уж сложилось исторически и теперь к моменту крещения оглашаемый обязан знать (а, точнее, прочитать по листочку) всего лишь Символ Веры и молитву "Отче наш..." (хотя, молитва Господня не читается оглашаемым и никто не проверяет её знание). Не берёмся судить, к чему такой подход приводит, скажем лишь, что чаще всего из–за этого мы и имеем на службах глухих различного уровня духовной грамотности. Для многих глухих, как до своего крещения, так и после него, понимание богослужебных текстов, чтение молитвослова и другой православной литературы, восприятие проповеди священника и, следовательно, адекватное осознание себя в Церкви Христовой крайне затруднительно. Однако же в случае организации огласительного периода для желающих креститься (а также для крещённых в детстве, но не актуализировавших своё крещение) мы получим необходимую нам возможность для решения проблемы сосуществования на богослужениях и занятиях воскресной школы глухих разной степени духовной грамотности.
Таким образом, наше беглое исследование в общих чертах позволяет выявить несколько тесно связанных между собой проблем православной миссии среди глухих:
1) практически полное отсутствие благовествующих на жестовом языке;
2) отсутствие института оглашения для желающих креститься;
3) неправильное понимание целей и задач сурдоперевода богослужений, и, в связи с этим, затруднения в восприятии глухими такого сурдоперевода;
4) недостаточно разработанная методика катихизации глухих на занятиях воскресной школы.
Все вышеперечисленные проблемы усугубляются, если:
1) окормляющий общину глухих священник не владеет жестовой речью;
2) богослужения в храме и занятия воскресной школы не адаптируются по отношению к психофизиологическим особенностям неслышащих 2;
3) глухим в храме не уделяется достаточного (необходимого им) внимания;
4) среди глухих нет "харизматического лидера", грамотного проповедника или катихизатора.
Последовательное решение изложенных проблем будет способствовать более быстрому и успешному развитию миссионерской деятельности РПЦ среди людей с нарушениями слуха.
Хочется добавить, что ряд сложностей в православной миссии среди глухих связан с проблемами РПЦ в целом. Например, проблема богослужебного языка. Подавляющее большинство глухих затрудняются в правильном понимании церковно–славянского текста (особенно незнакомого), считываемого ими с губ сурдопереводчика. Однако есть общины глухих, где это является обязательным условием. Не лишним здесь будет вспомнить святителя Иннокентия, который почему–то служил для якутов на якутском языке, а не на церковно–славянском.
Таким образом, решение насущных проблем РПЦ будет способствовать более успешному развитию православной миссии среди глухих. В свою очередь, наше желание не замыкаться на своём приходе, но по мере сил нести Благую Весть глухим, проживающим в самых отдалённых уголках России и стран бывшего Союза — есть подлинное миссионерство, к которому всех нас Господь призывает, и на которое раз и навсегда через святых своих апостолов Он нас благословил.


1. Имеется в виду именно разговорный жестовый язык, а не калькирующая жестовая речь.
2. Идеальной на наш взгляд является ситуация, когда глухие имеют свой храм (хотя бы один на весь город), в котором всё приспособлено для них (месторасположение, скорость чтения молитв, освещение и тому подобное), а слышащие, если и приходят в такой храм, то, как бы вынуждены приспосабливаться к иным условиям. На деле же всё чаще всего происходит наоборот: глухие приспосабливаются к стандартным для любого православного прихода условиям.

Д.А. Заварицкий, руководитель Православного Центра Глухих "Cлово" г. Санкт–Петербурга.

| к началу страницы | к предыдущему материалу | к следущему материалу | на главную страницу |